Три брата

Жили-были три брата. Звали их Монолог, разговор и Трибун.
Это были не настоящие имена, Но братья привыкли к ним как к собственным.
Монолог любил детей и дружил с ними, разговор любил и молодежь и взрослых, и седых стариков, поучая их своей диалектикой, а Трибун любил глубину мысли и братьев, уЖили-были три брата. Звали их Монолог, разговор и Трибун.
Это были не настоящие имена, Но братья привыкли к ним как к собственным.
Монолог любил детей и дружил с ними, разговор любил и молодежь и взрослых, и седых стариков, поучая их своей диалектикой, а Трибун любил глубину мысли и братьев, убеждая их, что он старший и его надо слушаться. да и жили братья, не тужили. В трудных ситуациях В любое время слушали Трибуна, а он не подводил. Но случилось так, что пропускать их дома проходила красивая девушка. Все три брата загляделись на ее красоту и начали с ней заговаривать. Монолог стал извещать интересные сказки о себе, разговор начал показывать ей целостный спектакль, а Трибун прервал братьев и обратился к девушке уже как жених:
— Прекрасная незнакомка, разреши поприветствовать тебя в нашем доме. Не слушай болтовню моих младших братьев, а зайди в гости и угостись луговым чаем с брусничным вареньем.беждая их, что он старший и его надо слушаться. да и жили братья, не тужили.Жили-были три брата. Звали их Монолог, разговор и Трибун.
Это были не настоящие имена, Но братья привыкли к ним как к собственным.
Монолог любил детей и дружил с ними, разговор любил и молодежь и взрослых, и седых стариков, поучая их своей диалектикой, а Трибун любил глубину мысли и братьев, убеждая их, что он старший и его надо слушаться. да и жили братья, не тужили. В трудных ситуациях В любое время слушали Трибуна, а он не подводил. Но случилось так, что пропускать их дома проходила красивая девушка. Все три брата загляделись на ее красоту и начали с ней заговаривать. Монолог стал передавать интересные сказки о себе, разговор начал предлагать ей весь спектакль, а Трибун прервал братьев и обратился к девушке уже как жених:
— Прекрасная незнакомка, разреши поприветствовать тебя в нашем доме. Не слушай болтовню моих младших братьев, а зайди в гости и угостись луговым чаем с брусничным вареньем.
Девушка не стала возражать, поскольку шла она дальней мимоходом и устала… Вот сели все четверо сосать ароматный чай. Братья вновь принялись зa свое разговорное дело, поскольку немотствовать не могли, и Трибун еще прервал их потоки слов. Но удивительное дело, малолеток зa все время не произнесла ни слова. тут-то Трибун, подумав, что она немая, обрадовался и решил зараз же посвататься. Такая николи не довольно ворчать или же поучать, выговаривать либо лгать.
Он торжественно произнес:
— Очаровательная принцесса, я не видел никого прекраснее тебя, не встречал никого с таким удивительным характером, выходи зa меня замуж!
Девушка продолжала молчать. Попив вероятно и благодарно кивнув головкой братьям на прощанье, она встала и собралась уходить. Трибун опять завел свою трибунную и чрезвычайно убедительную речь, Но все было напрасно. женщина уходила. тут-то братья заговорили все одновременно, пытаясь хотя чем-нибудь поймать ее внимание.
Выходя из дверей дома, незнакомка неожиданно произнесла: — Вспоминайте о Тишине.
С тех пор прошло ни много, ни маловато лет. Братья состарились, Но прежде жили одни, поскольку невесты сбегали от их болтовни. временем тайный побратим от друга они вспоминали о Тишине, и раз решились поговорить о ней.
Монолог начал так:
— молчание была столь прекрасна, что я мог бы пренебрегать про себя и часами выражать только о ней.
Диалог произнес:
— А я и не забывал Тишину, я все время веду с ней отвлеченный диалог, представьте себе, она интересная собеседница.
Трибун стал обвинять братьев:
— если бы вы да не болтали в тот раз, она бы согласилась случаться моей женой, и нам было бы всем теперь хорошо.
В сей очень момент они услышали некоторый смирный звон, после все около зазвучало будто хор цикад и в дверь вошла девушка. Это была, вы уже сами догадались, она!
Она вошла, как и в давнишний раз, молча. молчаливо угостилась чаем с брусничным вареньем и снова куда-то собралась. в то время Монолог начал утверждать о девушке очень интересные, сказочно привлекательные вещи, и она заслушалась его речами… Обрадованный Монолог продолжал опять поэтичнее и убедительнее, чем прежде. В заключении он предложил идею ей руку и сердце. малолеток кивнула и перевела вопросительный мнение на другого брата. И вот разговор стал извещать ей, как интересно он вел с нею заочные беседы, разговор просил ответить девушку, правильно ли он понимал ее, Кагда вел эти мысленные диалоги. Он умолял ее дать ответ на его внушение руки и сердца. Она кивнула, Но не ответила на его слова.
И в этом случае Трибун, как В любое время уверенный в себе, произнес адски веские слова:
— Дивная Тишина! Мы да зачастую вспоминали о тебе, что дождались твоего возвращения. Спасибо, что вернулась. Мы все трое любим тебя больше наших жизней. Прошу тебя, принцесса, останься с нами. Выбери себе достойного мужа, ты нужна нам!
В сей раз малолеток долго произнесла:
— если я останусь с вами, то вам троим придется пренебрегать про себя. А мужа я уже давно выбрала. в настоящее время он обязан догадаться и о моем настоящем имени.
Братья согласились, не думая ни минуты. Они были счастливы. Все трое начали обнаруживать настоящее прозвание Тишины. Но который из них, который из троих братьев стал мужем красавицы, до сих пор неизвестно…
Однако очень только что ненамеренно обнаружились настоящие имена братьев. Монолога по-настоящему звали Юность, — Зрелость, а Трибуна… оказывается запрещать крестить зычно и даже просто вслух. Некоторые решили, что его репутация содержит какую-то тайну, другие предположили, что его зовут Триум или же Триумф, а третьи даже ни разу не задумались над этим…